ПАМИРСКИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ НИКОЛАЯ КОРЖЕНЕВСКОГО


Избранное из неопубликованного полевого дневника

П. Ф. Пэтэрс

От редакции
В основу предлагаемого вниманию читателей очерка легли избранные страницы из неопубликованного полевого дневника русского офицера царской армии, любителя-путешественника, а позже известного ученого-географа и большого знатока природы Средней Азии, члена корреспондента Академии наук Узбекской ССР Николая Леопольдовича Корженевского (1879—1958).
«Чрезвычайно интересный фактический материал заключен в объемистом дневнике путешествий Корженевского 1903—1914 годов, в котором Николай Леопольдович делал ежедневные записи, находясь на Памире... Однако прочитать дневник довольно сложно, поэтому он до сих пор не издан», — писал в своей книжке «Н. Л. Корженевский» (Ташкент, 1977) кандидат географических наук и заслуженный мастер спорта по альпинизму В. И. Рацек. В ранее изданной книге «Пять высочайших вершин СССР» (Ташкент, 1975) он поясняет, почему этот уникальный труд хранится не в Государственном архиве Узбекистана, а в его домашней библиотеке: «Через несколько лет после смерти Н. Л. Корженевского Е. С. Корженевская (его жена) передала мне, в качестве дара, эту объемистую книгу»... Будем надеяться, что дневник и поныне в этой семье.

«С Владимиром Иосифовичем Рацеком судьба свела меня еще в 1966 г., когда я, работая на Студии хроникально-документальных и научно- популярных фильмов Узбекистана, в поисках основы для своей дипломной работы обратил внимание на сценарий Рацека "Проблема", — рассказывает автор очерка кинорежиссер Пеэт Пэтэрс. — Картина была задумана как рассказ о проблеме отступания ледников из-за всеобщего потепления климата. А это представляет исключительно важную проблему для земледельцев среднеазиатского региона. Лента, которая позже была награждена на кинофестивале республик Средней Азии и Казахстана, ввела меня не только в мир гор, но и позволила познакомиться с такими выдающимися учеными-гляциологами, как С. В. Колесник (Ленинград), В. Л. Шульц (Ташкент), Ф. Ф. Давитая (Тбилиси), М. А. Петросянц (Ташкент), Г. К. Тушинский (Москва)... С тех пор, в течение 14 последних лет жизни В. И. Рацека (он скончался в Ташкенте 13 октября 1980 г.), мы встречались с ним, обсуждая разные свои "кинопрожекты", пока не остановились на персоне Н. Л. Корженевского, 100-летие со дня рождения которого было не за горами. С тех пор я не раз держал в руках дневник ученого. Почерк Н. Л. Корженевского, если не вникать в суть написанного, смотрится визуально очень хорошо. Но разобраться в написанном ввиду его витиеватости чрезвычайно трудно. Поэтому я и предложил В. Рацеку обратиться за помощью к опытным расшифровщикам, что впоследствии и было сделано. И в последние дни уходящего 1977 года, получая от Рацека традиционное новогоднее поздравление, я обнаружил там приписку: "Дневник расшифрован. Буду издавать". Вот по расшифрованному варианту дневника, полагаясь на добросовестность расшифровщиков, и были написаны несколько вариантов киносценария».
Автор нашей публикации — кинорежиссер и киносценарист Пеэт Феликсович ПЭТЭРС, член Союза кинематографистов России — родился в Таллинне в 1937 г. Работал кондитером, тренером по борьбе, ассистентом кинорежиссера на «Таллинфильме». В 1965 г. окончил режиссерский факультет ВГИКА (мастерская Р. Л. Кармена). П. Пэтэрс — лауреат международных и всесоюзных кинофестивалей, автор 10 фильмов о горовосхождениях и о прикладном аспекте этого вида спорта, снятых на киностудиях Узбекистана, Украины, Таджикистана, РСФСР, Эстонии. Альпинизм — это отдельная глава в его творческой и общественной деятельности. Пеэт Пэтэрс — первый из советских кинематографистов, кому удалось провести профессиональную киносъемку на вершинах таких горных гигантов, как пик Ленина (7134 м) и пик Коммунизма (7495 м). В течение ряда лет он был заместителем председателя комиссии пропаганды Федерации альпинизма СССР, а в начале 80-х освещал работу первой советской гималайской экспедиции на Эверест в качестве спецкора газет «Советская Россия» и «Комсомолец» (Ростов-на-Дону). В 1979 году Пэтэрсу был присужден литературный приз Союза кинематографистов Эстонской ССР за лучшую критическую статью года — «В защиту Вийралта».
В публикуемом ниже очерке вся орфография и пунктуация в дневниковых записях Н. Л. Корженевского приведены к современным правилам русского языка.
В городе, где я тогда жил, была «Гора» — высокая и величественная. Однако она, как это ни покажется странным, почти не привлекала моего взора. Да и люди вокруг тоже лишь изредка поглядывали на нее, что-то при этом судачили и тут же продолжали делать свои дела. По меньшей мере раз в неделю я проходил мимо, но существование «Горы» в моем сознании было столь же естественным и само собой разумеющимся, как каждодневные восходы и заходы солнца.
«Горе» от этого, разумеется, было ни жарко ни холодно, ибо она попросту была... Вполне возможно, что мое безразличие к «Горе» происходило и оттого, что по профессии я не географ, не историк и даже не геолог. К тому же я не догадался воспользоваться услугами одного «горного гида», с которым меня свела судьба. Именно в те годы я познакомился с полковником-географом, заслуженным мастером спорта по альпинизму Владимиром Иосифовичем Рацеком, одним из членов группы географов П. Н. Рапасова, открывших в 1943 г. самый северный семитысячник планеты — пик Победы на Тянь-Шане. От тогдашнего дома Рацека до «Горы» было всего каких-нибудь 15 минут хода, и стоило мне заикнуться о желании повидаться с «Горой», как оно было бы тут же удовлетворено. Действительно, чего проще! Мой путь к Рацеку, как правило, пролегал по улице Шелковичной, вблизи которой и была «Гора».
- Но постойте! — воскликнет тут читатель. — Что-то здесь не сходится! О какой же горе посреди Ташкента вы говорите? В этом городе нет вообще никаких гор. Ближайшие Чимганские горы только в пятидесяти километрах от города.
Ох уж этот зоркий читатель!
Что правда, то правда, — гор в Ташкенте нет. Более того, город представляет из себя ложбину на плоской местности, образно говоря, вдавленную в горячий песок сковородку — отчего там так и «жарит» летом. Но гора тем не менее существовала!
Здесь и далее при цитировании сохранено старое написание всех встречающихся географических названий.
Поднявшись немного по склону, уже легко было заметить в глубине широкого ущелья Сель-дары громадный вал во всю долину, почти нацело запиравший ее - конец ледника Федченко... Я с удовольствием и интересом рассматривал ущелье Мук-су 1 при освещении ясного осеннего дня. Первое, что я заметил, это то, что Борубаш течет из ледника, который спускается между западной стороной Муз-джилги и еще каким-то пиком расположенным к западу от Муз-джилги. Ледника Кара-сель мы достигли через три часа скорой езды. Лошади остались с Тохтуром в конце тропин ки, а я с Халметом пошел пешком дальше, чтобы лучше рассмотреть детали. Пройдя версту по крутому склону, заваленному громадными камнями, я взобрался на конгломератовый гребень и с него стал рассматривать ледник. Нас разделяла р. Мук, идущая уже одним руслом, и два вала ко нечных морен ледника Кара-сель. Поверхность его представляется сильно каменистой, и притом с более значительным падением, чем я то предпола гал раньше... Подъем на ледник едва возможен, отчасти по крутизне и отчасти по изрытой его поверхности. На заднем плане ледника оказались мощные ледяные горы и среди них особенно громадный куполообразный пик, который я хотел бы назвать пиком Евгении (курсив мой. — П. П.)... Высота этого пика вряд ли меньше 25 тыс. футов2. Во всяком случае, он не меньше трех красавцев Алтын-мазара3... Я сфотографировал его как в двух видах, так и ущелье Мук-су на память о своем взбалмоченном путешествии.

Так была открыта гора!
Случилось это 22 августа 1910 года. У Николая Леопольдовича Корженевского, к тому времени уже известного в России путешественника и гляциолога, не было необходимости вырезать имя близкого и любимого человека на доске какой-нибудь скамейки или выводить его в виде известной заборной формулы Женя + Коля =... 1 фут=30,48 см, 25 тысяч футов=7620 м.
Речь идет о трех памирских вершинах Мазарских Альп: Музджилга (6297 м), Сандал (6080 м) и Шильбе (5820 м), располагавшихся в северной части хребта Академии наук, напротив селения Алтынмазар. Ученый нарекал им вторую по высоте горную вершину тогдашней Российской Империи. В ту пору высочайшей географической точкой России была вершина имени покойного генерал-губернатора Туркестана К. П. Кауфмана на Заалайском хребте Памира (ныне – 7134 метровый Пик Ленина). Правда, последующие 33 года привели к новым географическим открытиям, которые отодвинули 7105-метровый пик Евгении на четвертое место среди горных великанов Советского Союза. В начале 30-х гг. были нанесены на карты высочайшая вершина Памира и СССР — Пик Сталина (ныне — Пик Коммунизма) высотой 7495 м, а в 1943 г. — Пик Победы на Тянь-Шане — 7439 м. И все же Пик Евгении оказался достойным памятником глубокоуважаемой спутнице жизни. С годами к скромно названной открывателем вершине прибавилась и фамилия ее хозяйки. Сегодня Пик Евгении Корженевской очень популярен и известен среди альпинистов мира — за 60 лет восхождений сумели подняться до ее вершины около 1500 наших и зарубежных горовосходителей, проложив туда одиннадцать оригинальных маршрутов.

Евгения Сергеевна Корженевская, именем которой и была названа эта гора, жила в Ташкенте, где в 1966—1967 гг. жил и я, не придавая тому обстоятельству должного значения. Жаль, и даже очень! Горе было отпущено тогда еще два года жизни.
Но обо всем этом я узнал лишь семь лет спустя, когда однажды весенним днем в Ташкенте листал пожелтевший от времени дневник Николая Корженевского, подаренный В. Рацеку Евгенией Сергеевной незадолго до ее смерти. Она скончалась в Ташкенте 5 февраля 1969 г. на 88-м году жизни. Храню эту бесценную реликвию как бесподобный документ времени, — сказал Владимир Иосифович. — Жаль только, что "Мысль" не взялась издавать ее. Академик О. Агаханянц, кажется, не лучшим образом охарактеризовал эти полевые заметки исследователя, и все встало...
После кончины В. Рацека эту историческую драгоценность, надеюсь, берегут его дочери Надежда и Ирина, последовавшие по стопам отца-географа. Приведенные выше строки и последующие мысли-наблюдения Н. Л. Корженевского взяты из этого до сих пор не изданного дневника, в котором отражены путевые заметки ученого 1903—1914 гг.
Ну а теперь настало время рассказать о самом Николае Леопольдовиче Корженевском, о географе и большом знатоке природы Средней Азии, о человеке, перешагнувшем из романтического века девятнадцатого — в наш бурный двадцатый. Возможно, именно поэтому он кажется нам человеком из далекого прошлого. Так это показалось и коренному Ташкенту Владимиру Рацеку, который жил с Корженевским в одном городе не один десяток лет. Позже он вспоминал:
В майские праздники 1937 года я был в командировке в городе Ош. С небольшой компанией работников местного комитета физкультуры и спорта мы отправились на маевку вверх по долине Акбуры 4... С высоты я увидел на противоположном берегу Акбуры группу людей, обступивших седовласого человека. Недолго думая, по стальному тросу, натянутому через реку для измерения расхода воды, я перебрался к ним. Ребята бурно приветствовали мой смелый и безрассудный поступок. Оказалось, что это студенты третьего курса географического факультета САГУ 5 во главе с Николаем Леопольдовичем Корженевским. Для меня это было полной неожиданностью. Корженевского я считал, по крайней мере, сподвижником Пржевальского, давно умершим. С группой студентов я и провел остаток дня. Нужно ли говорить, с каким вниманием мы слушали удивительные рассказы этого эрудированного человека, наделенного, кстати, еще даром великолепного рассказчика. Николаю Леопольдовичу не было тогда и шестидесяти лет. А родился будущий маститый географ 19 февраля 1879 г. в селении Завережье Невельского уезда Витебской губернии (ныне — Псковская область) в дворянской семье. Отец Леопольд, литовец, был родом из Ковенской губернии, а мать — полька. Здесь, возможно, у читателя возникает сомнение: не перепутаны ли национальности родителей? Но нет. В Центральном государственном архиве Узбекистана 6, где хранятся личные документы Корженевского, я видел автобиографию ученого, им собственноручно написанную. Вскоре после рождения Николая семья Корженевских переехала в Костромскую губернию. Детство и школьные годы будущего ученого прошли в усадьбе Нероново Солигаличевского уезда, где его отец, специалист по лесоводству и агрономии, занимал место управляющего. В 1897 г. молодой Корженевский окончил костромское реальное училище и намерен был продолжать учебу в университете. Однако этой мечте не суждено было сбыться. Неожиданная тяжелая болезнь отца существенно сказывалась на материальном положении семьи, и мечту о высшем образовании пришлось поменять на учебу в Киевском военном училище.

Приобретенные еще в юношестве такие качества, как целенаправленность и организованность, выдвинули молодого Корженевского сразу в когорту лучших юнкеров училища. В 1901 г. по окончании училища для прохождения дальнейшей службы он имел право выбирать любой гарнизон государства, Петербург включительно. Однако новоиспеченный подпоручик (младший лейтенант) изъявил желание служить в захолустном городишке Ош в окраинном Туркестане. (Так называлась территория, приблизительно соответствующая сегодняшним Узбекистану, Киргизии и Таджикистану вместе взятым.) Такое решение озадачило педагогов училища во главе с генералом Шуваевым — одаренный юнкер был у них давно уже на примете, и они имели на него свои виды. Но годы учебы в училище превратили Корженевского в дисциплинированного и физически закаленного молодого человека, который умел ценить время; его пытливый ум искал более широкое поле деятельности. А заброшенный богом и людьми Ош именно это и сулил ему — город был воротами на Памир. Через него прошли памирские экспедиции Б. Л. Громбчевского, Г. Е. Грум-Гржимайло, М. М. Воскобойникова, И. В. Мушкетова, Н. А. Северцова, А. Шульца, Б. А. Федченко и многих других...
Направляясь на место службы, Корженевский выбрал, на взгляд современного читателя, несколько странный маршрут — через Каспийское море. Но в те времена это был, пожалуй, один из самых распространенных путей в Туркестан. Не обошлось и без приключений — по дороге у него украли чемодан со всем его небогатым скарбом. В Ош он прибыл с двадцатью копейками в кармане, да и те достались извозчику, привезшему молодого офицера в штаб 10-го Туркестанского стрелкового батальона.
В начале XX века Ош был небольшим уездным городком, где проживали 15—20 тысяч человек. Разумеется, не было там общественной жизни, стоившей упоминания, отчего многие офицеры картежничали и убивали время в гулянках. Николай Корженевский выбрал иной путь: ни минуты без дела. В свободное от работы время он стал мастерить себе электрическую динамо-машину, которая, к великому удивлению сослуживцев, давала ток. Возни с устройством моей электростанции было очень много, но это с лихвой вознаграждалось тем удовлетворением, которое я получил, когда в моей комнате вспыхнули первые лампочки, — не смог он сдержать своей радости.

В числе его первых служебных дел была организация гелиографной связи ( устройство для передачи световых сигналов по принципу отражения солнечных лучей) между городами Ош и Джалал-Абад. Николая Корженевского назначили руководителем специальной команды. Подготавливая себя к выполнению новых обязанностей, Корженевский стал целыми днями пропадать на Ошском телеграфе, овладевая техникой приема и передачи телеграмм. С этим делом он, по свидетельству очевидцев, справлялся основательно. Вскоре новый гелиограф установили в центре Оша на вершине горы Сулейманташ (Сулейман-и-Тахта). Жителями Оша не осталась незамеченной увлеченность молодого подпоручика, и они наградили его титулом профессор, который Корженевский стал официально носить лишь четверть века спустя. Но тогда это прозвище досталось ему из-за него профессорской рассеянности. Словом, он ушел с головой в свою туркестанскую жизнь. Только вот мечта о памирском путешествии не давала покоя. Да тут еще масла в огонь добавили только что прочитанные сочинения начальника Памирского отряда капитана А. Е. Снесарева Краткий очерк Памира (1902) и Памиры (1903). Отметим, что капитан Андрей Евгеньевич Снесарев — впоследствии крупный русский и советский востоковед, и военачальник (генерал-лейтенант), а также узник Соловецкого лагеря, где он и скончался.

вверх

ЗАБРОНИРОВАТЬ ТУР

×

Название тура *

ФИО контактного лица *

Гражданство

Контактный телефон

Skype  

E-Mail * 

Количество
участников: 

Проживание по маршруту:



Предпочтительная форма связи:

Комментарии, пожелания по программе:



Отправить другу

×




Поиск по сайту

Что нового на сайте