Кое-что из истории Тянь-Шаня. Пик Хан-Тенгри


Автор: Александр Колокольников, г. Алматы
От редакции
Из письма А.Е. Колокольникова: Хочу дополнить статью В.Алферова, воспоминаниями своего отца Заслуженного мастера спорта СССР, художника, по истории покорения Тянь-Шаня, и личности В. Абалакова.
В статье Вадима Алферова “Назад в будущее” затронута интересная тема о наградных жетонах, вручавшихся за покорение высочайших вершин Советского Союза.
Дело в том, что жетон Хан-Тенгри был разработан в 1963 году Заслуженным мастером спорта, членом Президиума Всесоюзной федерации альпинизма, бессменным, в течение 40 лет, председателем Федерации альпинизма Казахской ССР, художником Евгением Михайловичем Колокольниковым. Жетон изготавливался из мельхиора московским Монетным двором. На первых тиражах жетона высота Хан-Тенгри (6995 м) указывалась в соответствии с официальными топографическими данными. В дальнейшем, когда жетон стал изготавливаться по заказу МАЛ “Хан-Тенгри”, на нём появились иные цифры, видимо, в угоду бытовавшим тенденциям считать вершину семитысячником. Создавался жетон не в силу каких-либо конъюнктурных соображений, он был очередным в ряду уже существовавших в республике подобных именных жетонов. К моменту его создания уже вручались номерные знаки за восхождения на две вершины Заилийского Алатау: пик Комсомола (традиционное место проведения ежегодных массовых альпиниад) и пик Талгар. Автором этих жетонов также был Е. М. Колокольников.
А то, что жетон создали в Казахстане, объясняется тем, что к моменту его создания республиканские альпинистские организации были слабыми и не имели еще сильных лидеров, с которым бы считались во Всесоюзной Федерации альпинизма. Зачастую многие инициативы приходилось реализовывать на свой страх и риск, на местном уровне, так было и с этим жетоном. Его “республиканский” статус напрямую связан с имевшими место разногласиями между Е.М.Колокольниковым и В.М. Абалаковым.
В. Алферов совершенно прав в том, что, на протяжении многих лет, судьбы советского альпинизма вершил неизменный председатель Федерации альпинизма СССР В. Абалаков. По воспоминаниям Е. Колокольникова, практически на всех заседаниях Президиума превалировало только мнение Абалакова, и противостояли ему, в основном, только представители Грузии и Казахстана (Гигенишвили и Колокольников). С боем отвоевывались заслуженные медали чемпионатов страны для команд этих республик. Зачастую первые места давались за заведомо слабые восхождениям, но это были восхождения московских команд, в основном - “Спартака”.
Стремление к праву называться первовосходителем у В. Абалакова было патологическим. Примером может служить история с покорением пика Хан-Тенгри в 1936 г. Приведу выдержку из воспоминаний Е. Колокольникова, взошедшего на эту вершину вторым после М. Погребецкого.
“…На спуске с вершины они встретили группу Е. и В. Абалаковых. Евгений Абалаков подробно расспросил Е. Колокольникова о маршруте, поблагодарил, и группы разошлись. Однако восхождение на Хан-Тенгри на этом еще не закончилось. Осенью 1936 г. руководителя восхождения Е. Колокольникова неожиданно вызвали в Москву к наркому Крыленко. По приезде выяснилось следующее:
В. Абалаков, вернувшись с восхождения, поставил под сомнение восхождения М. Погребецкого и Е. Колокольникова, ссылаясь на то, что не нашел на вершине полагающихся записок, и на этом основании потребовал, чтобы первовосхождение было закреплено за ним. О чем он и написал Крыленко. Нарком Крыленко, сам большой любитель гор и участник ряда экспедиций на Памир, решил разобраться в сложившейся ситуации. Он вызвал в Москву М. Погребецкого и Е. Колокольникова, а также пригласил к себе Е. Абалакова. Посадив каждого из приглашенных в отдельный кабинет, он дал задание нарисовать схемы маршрутов и, самое главное, как выглядела вершина. Все трое были неплохими художниками, и им не составило труда изобразить на вершине то, что они видели. Крыленко собрал эти эскизы, изучил их и вынес свое решение:

Установить следующую очередность восхождения на пик Хан-Тенгри:
1. Первовосхождение совершено М. Погребецким в 1931 г.
2. Второе восхождение совершено группой Крайсовета “Динамо” КаССР под руководством Е. Колокольникова в 1936 г.
3. Третье восхождение совершено группой общества “Спартак”, Москва, под руководством Е. Абалакова, 1936 г.

Так решился вопрос о покорении пика Хан-Тенгри, и утихли споры о первопрохождении этой выдающейся вершины Тянь-Шаня”.
История восхождения на Хан-Тенгри в 1936 году дана по только что вышедшему в Казахстане сборнику статей по истории казахстанского высотного альпинизма “Там, над облаками”.
В. Абалаков не простил Колокольникову этот эпизод. Когда в 1955 г. произошла трагедия на склонах пика Победа, где погибли 11 человек из экспедиции, которой руководил Колокольников, он приложил все усилия, чтобы дискредитировать и даже посадить последнего. По замыслу Абалакова один из его непримиримых оппонентов мог быть устранён, таким образом, из Президиума. Только вмешательство Л. Брежнева, изучавшего обстоятельства этой трагедии, мирно разрешило этот конфликт. Сыграл свою роль тот факт, что Е. Колокольников был участником войны, воевал под Москвой в составе Панфиловской дивизии.
Вообще, по мнению Е. Колокольникова, деятельность В. Абалакова носила деструктивный характер и резко тормозила развитие Советского альпинизма.
А вот с Евгением Абалаковым Е. Колокольников поддерживал дружеские отношения и всегда отзывался о нем как о превосходном, честном, порядочном человеке, великолепном скульпторе и художнике.

вверх

ЗАБРОНИРОВАТЬ ТУР

×

Название тура *

ФИО контактного лица *

Гражданство

Контактный телефон

Skype  

E-Mail * 

Количество
участников: 

Проживание по маршруту:



Предпочтительная форма связи:

Комментарии, пожелания по программе:



Отправить другу

×




Поиск по сайту

Что нового на сайте