Крепость Кызыл-Кала

Пустынный страж вечности

 

Крепость Кызыл-кала (I-II вв., XII - нач. XIII вв.) находится в Каракалпакстане, в 27 км. от г. Бируни, неподалеку от другой известной античной крепости Хорезма - Топрак-калы. Крепость Кызыл-кала стояла на страже северо-восточных границ древнего Хорезма вплоть до нашествия орд Чингизхана в начале XIII в., есть также предположение, что она служила дополнительным укреплением для обороны Топрак-калы. Кызыл-кала расположена на равнине и имеет почти квадратную форму - 65х63 м. Двойные стены крепости в два яруса были прорезаны стреловидными бойницами, по углам стен возвышались сторожевые башни. Крепость Кызыл-кала также являлась сельскохозяйственным центром и транспортным узлом караванных дорог, проходящих через горы Султануиздага.

Данияр с восхищением разглядывал свое новое облачение. Конечно, по статусу ему еще не полагались ни кольчуга, ни шлем, но он был рад и новой накидке да кожаному нагруднику, которые словно увеличивали его, делая похожим на палвана (богатыря) из сказок. Со стороны, правда, было заметно, что форма сидит на нем криво и местами болтается на его пятнадцатилетнем торсе. Но Данияр был настолько рад, что его дяде удалось устроить его на воинскую службу, что он абсолютно не интересовался чужим мнением по поводу своего внешнего вида.

Особенно нравился ему его собственный меч. Его не смущало даже то, что он был довольно старый, а по всему лезвию виднелись сколы и вмятины. Ведь это были следы настоящих сражений, о которых юноша мечтал с самого рождения. А еще Данияр был очень горд, что его приняли защищать простой народ от набегов кочевников. Он думал, что отец был бы не против выбранного сыном пути, ведь он и сам всю жизнь провел в походах и боях.

Единственным противником военной карьеры была мать Данияра - женщине шел уже пятый десяток, и она не хотела лишиться сына, как когда-то и мужа. Но брат ее мужа, помогавший их семье после потери кормильца, считал, что нельзя препятствовать желанию Данияра продолжать путь отца - путь настоящего мужчины. Да и пора было уже парню начинать самостоятельно зарабатывать свой хлеб. Конечно, никто не собирался еще не обученного бойца бросать в бой, но ситуация в регионе была напряженная, и безопасность гарантировать нельзя было даже простым гражданам, не говоря о стражниках.

Данияр еще не был способен оценивать ситуацию критично, и ему не понятно было, отчего воины ходят с вечно хмурыми лицами. Данияр любовался своей новой формой, стоя на пятнадцатиметровой стене крепости Кызыл-Кала. Он еще вчера успел обойти всю территорию крепости, ведь она была невелика - квадрат 65 на 63 метров, окруженный стенами с башнями по углам.

Как рассказывал дядя, Кызыл-Кала была воздвигнута для охраны другой крепости - Топрак-Калы, с которой она соединяется секретным подземным ходом. Поговаривали, что в этом тоннеле обитают духи пустыни и спрятаны сокровища, но никто не знал, где находится вход.

Особенно нравился Данияру Храм огня, находившийся на одном из концов единственной улицы крепости. Храм был большой, и когда жрецы пели гимны из священной Авесты, слова, будто птицы, разлетались по храму, наталкивались на своды и устремлялись к жертвенному огню.

На противоположном конце улицы располагались ворота в крепость. Правда, когда Данияр увидел их впервые, он подумал, что это больше похоже на русло реки, извивавшейся между отвесных скал. Ему позже объяснили, что проход был устроен таким образом, чтобы враг, попади он внутрь, подставлял себя со всех сторон лучникам. Взять крепость штурмом не предоставлялось возможным, а осада практически не принесла бы результата, так как в крепости имелся большой запас провианта, вода же поступала по специальным подземным каналам - кяризам.

По краям улицы находились жилые кварталы, где в небольших комнатках ютились жители. Там же предстояло жить и мальчику. Правда, из слов, с которыми обратился начальник охраны к молодому пополнению, стало ясно, что быть там удастся лишь в спящем состоянии по ночам, а остальное время бойцы должны отдавать изучению приемов, отработке ударов и оказанию помощи в патрулировании стен.

С большим нетерпением дождался Данияр своего первого выхода на стену, и теперь стоял он на вершине, с удовольствием подставив лицо горячему пустынному ветру. Раскрывающийся перед ним пейзаж захватывал дух и поражал своей грандиозностью. Насколько хватало глаз, простирались пески, и крепость от этого ощущалась всем телом как символ надежности и величия. Даже у видавших виды воинов создавалось впечатление, будто крепость и они - одно целое. Словно стоят они посреди песков и ждут неприятеля, чтобы в очередной раз подтвердить свою неприступность и силу.

Любуясь надвигающимися сумерками, мальчик потерял счет времени и не заметил, что один из холмиков песка время от времени движется вперед. Не заметил Данияр и того, как холмик внезапно подлетел и превратился в фигуру человека. Сознание его успело зафиксировать лишь звук дрогнувшей тетивы, поплывший над пустыней, словно печальный аккорд старого рубаба.

Удивленными глазами смотрел Данияр на красный цветок, расплывающийся вокруг торчащей из его груди стрелы. В следующее мгновение он покачнулся и, потеряв равновесие, полетел вниз. Последнее, что он успел увидеть, была крепкая кладка крепости, которой суждено было пережить и молодого воина, и всех своих защитников, и стоять еще долгие сотни лет посреди голой пустыни, охраняя подступы к землям Великого Хорезма.

Александр Якимов

 

© Авторство материала принадлежит компании «Central Asia Travel».
Копирование и использование данного материала – только с разрешения автора.

назад вверх

Другие достопримечательности Хорезма: В каком туре можно посмотреть крепость Кызыл-Кала:

ЗАБРОНИРОВАТЬ ТУР

×

Название тура *

ФИО контактного лица *

Гражданство

Контактный телефон

Skype  

E-Mail * 

Количество
участников: 

Проживание по маршруту:



Предпочтительная форма связи:

Комментарии, пожелания по программе:



Отправить другу

×




Поиск по сайту

Что нового на сайте